Взгляд, сопровождающий нас

Опубликовано в автором Просмотров86

С лестничной площадки послышался топот ног. Без звонка, с  грохотом распахнув дверь,   в прихожую ворвалась, едва дыша, Ксюша.
— Вы еще не собрались? – ахнула она. – Я маму потому и опередила, чтобы вас поторопить…
Подружка была по-праздничному одета, да и я собралась  принарядиться – сняла с вешалки голубую курточку, достала с полки белую шапочку с хохолком, вытащила из коробки коричневые ботинки на застежках.
— Тетя Маша, вы скоро? – закричала Ксюша.
— Сейчас… Сейчас, торопыга, — отозвалась из кухни моя мама. – Узелок завязываю…
Пока я одевалась, Ксюша умяла пирожки, которыми я ее угостила, сходила в ванную и вымыла руки.
— И тебе, вот,  — она вытащила из кармана  горсть конфет и протянула мне. – Бери…  Все бери… У меня еще есть…
Мы собирались в церковь. Сегодня там святили куличи.  Я, наверное, излишне донимала маму расспросами, но и вчера, и сегодня она терпеливо рассказывала мне о праздновании Пасхи.
Тихонько, открываясь,  скрипнула дверь.
— Мама! – бросилась к ней  Ксюша. – Мама!.. Ты у меня самая лучшая!..
Женщина отшатнулась.
— Погоди-погоди, — взмолилась она. —  С ног чуть не сбила!.. И продукты я  едва не выронила!.. Да и руки у тебя, небось, от конфет  клейкие!..
Ксюша рассмеялась:
— Нет-нет… Что ты, мамочка! Я руки вымыла. Я Лильку  конфетами угостила, а она меня – пирожками. Такие вкуснющие!..
Из кухни вышла моя мама.
— Вот вернемся, — сказала, — я поставлю на стол  целую миску с пирогами… И — ешьте, кто сколько осилит! – и всплеснула руками, остановившись взглядом на Ксюшиной маме. – Ой, Поля!.. А ну, повернись… Боком… Спиной…  Как пальто на тебе сидит!… Ну, будто на тебя и шилось…  А ты еще брать его не хотела…
— Мне неловко, Маша…
— Да брось ты! Не выдумывай…
— Сама еще поносишь…
— Но ты же видела, оно на мне мешком…
— Подшила бы… У нас мастер есть…
— Только возиться…
— Маша…
— Поля! – моя мама вскинула брови. – Перестань! Пальто совсем новое. Сестра приобрела, да чего-то  оно ей не понравилось, и мне переправила… Сказала: хоть сама носи, хоть продай кому…
— И продала бы! Пальто, вижу, не дешевое. Покупатель найдется. А я что тебе за него дам?  Как мужик  потерял  работу из-за пьянки, едва  перебиваемся…
— Ну, завела пластинку… Носи на здоровье!..
— И правда, тетя Поля, — не выдержала я, — это пальто вам очень идет, и толкнула  Ксюшу. – Скажи… Ведь правда?..
— Идет-идет, — закивала головой Ксюша. – Пальто-то идет, — расхохоталась, – а мы-то когда пойдем?..
Вскоре мы вышли на улицу. Весна запаздывала, и днем было еще прохладно.
На перекрестке  стояла милицейская машина. Милиционер с жезлом в руке  приостановил оранжевую легковушку, что-то сказал водителю.
— Регулирует движение, — сказала  Ксюша.
— Ага, — поддакнула я. – Так всегда бывает по большим праздникам. Это чтобы люди могли  идти не только по тротуарам, но и по проезжей части дороги. На праздники всегда много народу.
Мы с Ксюшей шли, держась за руки. Наши мамы чуть поотстали. Вместе с нами в одном и том же направлении двигались  десятки людей, и взрослые, и  ребятня, но только у взрослых в руках были узелки с пасхальными куличами. С каждым шагом мы приближались к кладбищу, которое начиналось в конце улицы и тянулось вдоль оврага. Уже виднелись белокаменные стены и купола церкви, стоявшей посредине кладбища.
— Я была в церкви, когда умер дедушка, — сказала я Ксюше. — Тогда мама заказывала молебен, а я ходила с ней…
— И я с мамой  была… Красиво там, — ответила Ксюша. — Всюду блеск, сияние… Свечи горят, а от них такой запах!..
— Ты, знаешь, — призналась я, —  мне показалось тогда, что святые с икон приглядываются  ко мне… Смотрят, как живые…
— И мне это почудилось!..
— Правда? Я тогда поинтересовалась  у мамы, почему так?. И она мне объяснила…  Сказала, что своим взглядом святые  предостерегают всех людей от плохих поступков… А с тех, кто  сделал что-то  дурное, как бы спрашивают: «Что ж ты, мил человек?  Не ведаешь, что творишь?»
Нас обгоняла женщина с сумкой в руке.
— Полина, чего еле плететесь?.. – окликнула она Ксюшину маму. — Видите, народу сколько? Так и места за столами не окажется…
— Успеем, — отмахнулась тетя Поля.
— А вы нам местечко займите, — крикнула  вдогонку моя мама.
Чем ближе к кладбищу мы подходили, тем больше народу  стекалось со всех улиц и переулков. А за воротами кладбища, куда мы вскоре вступили, вообще было многолюдно.
— Какие лавки! – с горечью вздохнула  тетя Поля.- Тут хоть бы где на земле расположиться…
Люди шеренгой, по двое-трое человек, стояли вплотную друг к другу по обе стороны прохода — от ворот до церкви. Мы шли посредине этого прохода. Как я предположила, специальные столы  находились возле церкви, а тут  люди раскладывали принесенные с собой продукты на платках и скатерках, аккуратно расстеленных  прямо на земле. Многие из них уже собрали свои «столики», и переговаривались друг с другом по соседству.
— Сейчас-сейчас, — успокаивала нас тетя Поля, – куда-нибудь приткнемся…
Но мы не одни запаздывали, и каждый надеялся  хоть как-то расположиться.
— Что разинули рты? – услышала я недовольный возглас  и, обернувшись, увидела  женщину, которая нас опередила  по дороге.
Женщина стояла в общем ряду по проходу, на ее «столике» уже были разложены принесенные продукты, и их было, сразу бросалось в глаза, гораздо больше, чем у других.
— Я хоть тут местечко нашла, — бросила она ехидно, — а вы попробуйте, пошатайтесь и поищите…
Стоявшая в том же ряду старушка отодвинула в сторонку платок  со своими яствами, добродушно улыбнулась и сказала:
— Становитесь… Чего ходить туда-сюда?.. Народу много, как не потесниться?..
Мама и тетя Поля расстелили на земле платки, стали раскладывать на них  тарелки с куличами, яйцами, кусочками мяса…
— Ой, что ж я наделала! – прошептала мама.
— Что, мама?..
— Я свечку не прихватила…
— Свечку?..
— Да… И как я про нее забыла?..
И тут я увидела, что на всех «столиках»  установлены и зажжены тоненькие свечки. Только лишь у старушки, что рядом с нами, не горел огонек, но бабушка продолжала копаться в своем узелке… Сейчас отыщет и поставит…
— Что ж ты, мама, — с жалостью сказала я. — Что же теперь делать?..
Я обняла маму и прижалась к ней всем телом.
— Доченька, — нам протягивала деньги старушка. – Совсем сдурела я, свечку дома забыла… Ты не сходишь в церковь, не купишь мне?..
Я знала, что мама не откажет.
— Схожу, конечно… Куплю… Вам сколько?.. Одну?.. Две?..
— Одну… Одну, доченька… Спасибо тебе…
Я хотела пойти с мамой.
— Лучше здесь оставайся, — велела она. – А то затеряешься в толпе, где я тебя искать буду?..
Мы с Ксюшей затеяли свой разговор, а когда пришла мама, пошли побродить по кладбищу между могильных оград. Неожиданно из кустов на тропку выскочила мышь, и мы  повернули обратно.
Я удивилась и растерялась, увидев на мамином лице слезы.
— Что случилось, мама? – я подступилась к ней.
— Да ничего, я так…
И услышала я все тот же раздраженный голос женщины:
— Не знала, куда идешь?..  Я вот заранее готовилась, — женщина своим  громким голосом явно старалась привлечь к себе окружающих. —  Ну и что с того,  что у меня есть лишние свечки?! — у нее и в самом деле  лежали на  «столе» несколько тоненьких желтых палочек. —  Кто ж сегодня дает?.. Нельзя сегодня!.. Ничего нельзя давать!.. Ни в коем случае!.. Ни спичек, ни хлеба, ни соли… Ни-че-го!.. Иначе жизнь в семье куда зря пойдет!.. И беда любая сразу прилепится!..
Из толпы кто-то отозвался:
— Сущая правда!.. Я вот не знала, поделилась  со знакомой, а наутро  и сама захворала, и внучок в больницу угодил… Теперь, кто б ни просил, всем отказываю… И дома все хорошо, слава Богу…
Я поняла, что мама попыталась выпросить у  женщины свечку. Эх, мама!.. Нашла к кому обратиться…
— Ты у тети Поли возьми, — шепнула я тихо. –  У нее же две свечки… Одну она зажгла, а другую в руке держит… Попроси…
Мама вздохнула.
— Тетя Поля, — отважилась я. – Дайте нам, пожалуйста, свечку… Мама потом купит и вам отдаст…
Тетя Поля отвернулась.
Я растерянно посмотрела на маму…  Может, и правда,  сегодня ни с кем нельзя делиться?.. Но почему нельзя?.. Вот мы с Ксюшей  совсем недавно поделились сладостями, и боженька нас не наказал!.. Или еще накажет?.. А за что?..
— Поль, а Поль, — мама, тронула за рукав свою подругу. – Может, дашь свечечку?..
Я насторожилась.
Тетя Поля покачала головой.
— А может, деньги дашь?.. Я схожу, себе куплю…
— Нет…
— Поля!..
— И не проси…  Сама же знаешь, мужик мой пьет… Еще другой беды накликаешь!..
Я опешила… Да как же так!.. Да если б даже мама запретила мне чем-то делиться с Ксюшей! Да я бы, я бы все равно, я бы украдкой от всех, я бы обязательно поделилась с подругой! Последним бы поделилась!.. Пусть  и наказали бы меня за это!..
Ксюша виновато смотрела на меня и молчала. Что она могла сделать? Хотя… Она вполне могла бы обратиться к своей маме… Я бы обязательно  обратилась к своей…
Мама мне говорила, что когда закончится служба в церкви, выйдет батюшка, пройдет вдоль рядов и окропит куличи святой водой. Я представила, как батюшка подходит к маминому «столу», а на ней нет свечки… А может, теплилась мысль, он не заметит? Вон как  притеснились «столы» один к другому! – как будто один стол растянулся  вдоль ряда длинным полотенцем.  Попробуй, определи – у кого есть свечка, у кого ее нет… Но мама волновалась, и я волновалась вместе с ней…
Мама всхлипнула.
— Что ты, доченька? – подступилась к ней старушка. —  Либо плачешь?.. Отчего?.. Я подслеповата малость, не сразу заметила… Что случилось?..
— Сама виновата, — мама махнула рукой. – Забыла дома и свечку, и деньги…  Да ладно теперь…
— Ой, голуба, — всплеснула руками старушка. – Да чего ж ты раньше не сказала?..  Ты же мне свечку покупала, и себе бы взяла заодно, — она порылась в кошельке. – На вот, — протянула деньги, — иди, купи… И не плачь…  Нашла с чего реветь…
Мама  улыбнулась.
— Поздно уже, — сказала. – Вон, народ возле церкви оживился… Видно, служба закончилась…  Пока я сбегаю, батюшка уже сюда подойдет…
— И то верно, — согласилась старушка. – Что ж тогда делать? – она   лишь на мгновение задумалась. – Тогда так поступим, —    она взяла со своего «столика» горевшую свечку, достала из кармана маленький ножичек и — ахнуть мы не успели – перерезала ее пополам!..
— На, милая, держи, — сказала. — Сейчас зажжем твою свечечку… Никогда не печалься…
— Спасибо, — только и вымолвила мама.
— На здоровье…
— А можно разве?..
— Ты о чем, доченька?..
— Сегодня же нельзя ничего давать!..
— Кто тебе сказал?..
— Говорят…
-Да пусть говорят!.. Ты больше их, дурней, слушай!..
Я с облегчением вздохнула.  Мама поставила на свой «столик» зажженную свечку, притянула меня к себе, крепко прижала…
Я искоса  посмотрела на тетю Полю и Ксюшу. Они, конечно, все видели и слышали… Тетя Поля стояла,  угнувшись и ссутулившись. Мне ее стало  очень жалко… Ксюша тоже была как чужая – топталась за матерью возле могильной ограды.  Ни я не подошла к ней, ни она… Хотя я все время думала, а как же мы пойдем домой?.. Вместе?.. Врозь?.. На душе было плохо, хотелось плакать…
Батюшка приблизился к нам вдоль ряда  и окропил святой водой наши продукты. И только успела мама собрать свой узелок, как вдруг огромная толпа народа разом хлынула от церкви к воротам кладбища, и мы тут же оказались в ней. Люди, довольные и счастливые, с узелками, в которых находились уже освященные куличи, торопились домой. Батюшка еще не дошел до конца ряда… Я увидела, как стесненный  массой людей, не имея возможности ступить и шагу, он остановился… Люди шли и шли,  ничего не замечая… Батюшка смиренно смотрел на каждого проходившего мимо… Его взгляд пробежал и по мне… Я оторопела… Я остановилась, как вкопанная… Меня потрясли его глаза… Такие  глаза я видела в церкви на ликах святых!.. Взгляд батюшки как бы говорил: «Остановитесь!.. Так же нельзя!.. Не ведаете, что творите?» И в то же  время  священник  провожал каждого, искренне желая добра…
— Пошли, – мама дернула меня за руку. – Чего ты? — и только за воротами кладбища,  когда вырвавшаяся на свободу толпа  стала  рассеиваться, спросила: — Ты Ксюшу высматривала?.. – и огорченно вздохнула. – А я  лучшую подругу, кажется, потеряла…
…Конечно, мы опять стали встречаться.  Я с Ксюшей – на другой же день, мама с тетей Полей – через неделю…  Мы с  Ксюшей продолжили дружить, как будто ничего и не было. Не знаю, выясняли ли отношения между собой мама и тетя Поля, но через две недели  все мы вместе сидели у нас на кухне и пили чай с пирогами. Те пироги, что пекла мама к Паске,  мы с Ксюшей съели… Мама напекла новых, еще вкуснее…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники