Как в кино

Опубликовано в автором Просмотров80

Фотографию моей мамы поместили в районной газете. Мама работает конструктором на заводе, ее новое рационализаторское предложение, как написал корреспондент, принесло предприятию огромный экономический эффект.

Газету я аккуратно сложила и отправила вместе со своим письмом бабушке с дедушкой, которые живут от нас за сотню километров. Конечно, свою доченьку они и так бы узнали, но я все равно не удержалась и обвела фотографию и заметку о маме красным карандашом, а рядом дополнительно еще вывела большой восклицательный знак. Знай, мол, наших!

Через несколько недель я с родителями приехала к ним на выходные…Зашли во двор, а там – участковый, соседи…

— Что случилось? – удивились мы. Пугаться пока никакого повода не было. Бабушка и дедушка, в полном здравии, с улыбкой спешили к нам навстречу.

— Да вот, — дедушка развел руками, — окно в дом выставлено, в комнатах перерыто…

— Как?.. Когда?.. Кто?.. – мы возмутились и сразу же захотели получить ответы на все вопросы.

— Не знаем, — буркнул участковый.

— Вчера мы в город под вечер поехали, — стал объяснять нам дедушка. – У знакомых переночевали, с утра закупились на рынке… Когда вернулись…Сами знаете, что дальше…

— Посмотрите еще раз внимательно, — просит участковый. — Не может быть, чтоб ничего не пропало…

— Всюду обошел, — ответил дедушка.- Ничего, кажется… Деньги при нас были, остальное – вроде на месте, поразбросано только…

— И никого не подозреваете?

— А кого? – включается в разговор бабушка. – Кругом тут свои. Может, со стороны кто…

Пока взрослые беседовали, я вошла в дом и заглянула в комнаты. Удивилась даже, увидев всюду порядок… Ну, подумаешь, кое-какая посуда выставлена из шкафа, кипа книг и бумаг разбросана по полу да ящики комода выдвинуты… Мелочи! Я то предполагала, что воры оставили после себя полный кавардак… Успокоенная, я вышла на крыльцо.

Участковый уже подводил итоги.

— Что ж, — вздохнул он.- ситуация довольно сложная… И следы за ночь замело. И соседи ничего не видели, ничего не слышали. Улик никаких. Даже не ясно, с какой целью в дом забирались… Будем надеяться, что-нибудь всплывет…

— Ага, теперь надейтесь, — хмыкнул мужчина, сосед моих бабушки-дедушки, — Это в кино все просто. По человеческому волоску до преступника докапываются… Давайте лучше закурим, — он достал из кармана свернутую газету. – Ох, и хорош у меня нынче табачок. Угостить кого?

— Не курю, — сморщился участковый.

— Не-не, — отмахнулся дедушка.

— Ну а ты, – повернулся сосед к моему папе, – составишь компанию?

Я так и обомлела! Мужчина еще не успел развернуть газету, а я уже увидела на странице мамин портрет и отпечаток красного карандаша.

— Не надо! – завопила я. – Не рвите газету! – и слетела с крыльца.

Мужчина в недоумении, покорно протянул ее мне:

— Извольте…

— Это наша районная газета! – залопотала я запальчиво. – В ней о маме написано! Вот ее фотография!.. Бабушка! Дедушка! Что ж вы наделали? Зачем газету на закрутки отдали? – я расстроилась и негодовала.

Бабушка всплеснула руками:

— Что ты, внученька!.. Да я б не посмела!..

— Но не я же… – замялся дедушка.

— Ладно-ладно, — поспешил успокоить всех нас папа.- Газета целая, никуда не пропала. – повернулся к соседу. – Не переживай. Я сейчас тебе другую на закрутку вынесу… Ты ее на полу в зале подобрал?

— Ничего я не подбирал, — мужчина нахмурился. – Да и в дом я не заходил…

— А где ж тогда взял?

— У Никифора, — пожал сосед плечами. – Недавно совсем…Зашел проведать, а он сидит возле плиты, дрова бумагой поджигает. Я и взял из всей кипы эту газету. Хорошо, не успел порезать ее на закрутки… Хм, как в кино…

Участковый вскинул брови:

— Кино не кино… Но посудите, зачем забираться в чужой дом ради газет?

А папа предложил:

— Айда к Никифору. Там разберемся…

Я, конечно, не увязалась за взрослыми. Но папу потом все же расспросила… Никифор, оказывается, — великовозрастный детина. Мать умерла, жена выгнала… Ему, видите ли, захотелось выпить; да так невмоготу было, что на преступление решился… Искал в доме деньги или спиртное…. Не нашел. А газеты просто захватил — на растопку, да мало ли еще на что… Для Никифора всякая газета – только бумага. И мысли не было, что так глупо поймается…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники