Книга 2. Тили-тили тесто…

Опубликовано в автором Просмотров92

   (Отрывок из повести)

     ТРЕВОЖНОЕ УТРО

Мы подхватились рано, чему очень огорчилась тетя Оля.

— Опять чуть свет? – всплеснула она руками. – И куда?..

— Мама, мы к Димке, — успокоил ее Глеб. – Мы на рыбалку собрались вместе, как бы он не проспал…

— Да уж, — не поверила тетя Оля. — Что-что, а рыбалку то вы не проспите… Поешьте хоть что-нибудь, или с собой прихватите…

— Мы, мама, еще за удочками вернемся, — заверил Глеб.

Ярик на кого-то игриво тявкал за домом возле погреба. Возможно, на жабу, которая приютилась в прохладной расщелине стены… Мы уже два раза заставали его за этим глупым занятием…

На велосипедах помчались к Димке, а он, будто договаривались, — уже нам навстречу. И тоже на велосипеде.

— Ура! – закричал он издали, а когда подкатил к нам и ударил по тормозам, объяснил свою радость. – Мама сегодня дома будет, сама присмотрит за Ингой…

— И прекрасно! – обрадовались мы.

— А че вы в такую рань?.. И куда?.. – спросил Димка.

— А ты че?..

— Ну, я… Я – понятное дело… Думаю, а вдруг у матери дела важные найдутся?.. И придется мне опять присматривать за сестренкой… Ну ее!.. Надоело!.. А вы куда разогнались?..

— К тебе, — ответил Глеб, — а раз ты встретился – то теперь к Митьке.

— Чего вдруг?..

— По дороге объясню… Погнали…

Я покатил впереди… Мне нетерпелось поскорее повидаться с Митькой… И я бы нажал на педали как следует, но Глеб и Димка сдерживали мой порыв, волочась сзади… Они разговаривали, а я злился… И правда: ну, разве можно так долго объясняться?… Да и что проку разглагольствовать, время тратить?.. Вот сейчас увидим Митьку – и ситуация прояснится…

Но Митьки дома не оказалось. Калитку открыла его мама.

— На рыбалку ушел, — сказала она.

— А с кем?

— Не глядела…

— Но ему же на работу, — напомнил Димка.

— Рыбачит где-то неподалеку… Успеет…

Мы выскочили за поселок и лугом рванули к лесу. Обогнали стадо коров, которое мирно паслось вдоль дороги. Верхом на лошади восседал незнакомый мне пастух с длинным хлыстом в руке.

— А где ж это Маляма? – промолвил Глеб. – Опять запил, что ли?.. И как таких держат на работе?..

— Будто не знаешь, — буркнул Димка. – Какой дурак пойдет за копейки укалывать?.. В кооперативе и Маляме рады…

— Укалывать? – удивился я. – У пастухов не работа, а отдых…

— Ну, сказанул!..

— А чего?.. Коровы пощипывают травку, а ты лежи себе на солнышке…

— Так со стороны кажется, — оспорил Глеб. — Коров не удержишь на одном месте, все время отбиваются в сторону… Чуть отвел от них глаза, одна уже в речке, переплыть ее намеривается, другая – в кусты забрела, третья – галопом понеслась к ферме… И гоняются за ними пастухи целый день до упаду…

— Откуда знаешь?..

— Мама на ферме работает, рассказывала… Да и я однажды в пастухах ходил…

— Как?..

— Дружил я когда-то с одним пацаном… С Федькой… Его отец пастухом работал… Вот мы однажды помочь ему решили, целый день рядом провели… Какой там отдых?.. Трупом повалился к вечеру!..

— Пропадают коровы?..

— Всякое бывает…

Димка вырвался вперед. С гиканьем мы догнали его перед самым лесом.

Дальше по дороге ехать не решились. Пусть нас приезжие ни в чем не подозревают, но осторожность не помешает.

Тропкой вдоль берега реки продвигались до тех пор, пока впереди, в сотне метрах от нас, не показался вагончик…

Дверь в вагончик была прикрыта. Горел костер, над ним на рогатинах висел чайник. Человек с обнаженным торсом, тот самый, которого мы видели за баранкой автомобиля, поднес к костру охапку хвороста, наломал палок и подбросил их в огонь. Другой человек, в майке, сидел на пне спиной к нам и что-то мастерил.

Не знаю, откуда вдруг у меня появилась смелость… Я положил велосипед на траву, пригнувшись и прячась за кусты, двинулся к вагончику…

— Ты куда? – одернул меня Глеб.

Я отмахнулся… Погодите, мол… Подкрадусь поближе, подслушаю, о чем они говорят, и вернусь…

Через несколько шагов я обернулся и увидел, что за мной никто не пошел… И правильно… Лишний шум ни к чему…

Пополз по-пластунски… Когда до вагончика оставалось двадцать-тридцать метров, остановился и подкатился за ствол одиноко растущей среди кустарника осины. Залег за деревом и стал наблюдать.

Однако, как назло, незнакомцы занимались своими делами, и разговор не затевали. Тот, что сидел на пне, оказывается, чинил обувку. В нем я узнал пассажира легковушки… Водила же, поправив чайник на перекладине, подошел к машине, открыл капот и завозился с мотором.

Время тянулось… И я уже было собрался обратно к ребятам, как вдруг скрипнула и приоткрылась дверь вагончика… На пороге появился – я так и обмер! — мальчишка в клетчатой рубашке!.. С перебинтованной головой!.. С перевязанной рукой!..

Игорь?.. Я чуть не вскрикнул… Забыв про осторожность, приподнялся на четвереньки… Игорь!…. Я не мог ошибиться… Мне еще не забылись события полумесячной давности, когда мы познакомились и подружились с ершистым и непоседливым мальчуганом во время военизированной игры… Игорь!..

— Куда? – поднял голову водила. – Что тебе велено?..

— Я…

— Никаких я!.. Еще раз высунешься – руки-ноги свяжу…

— Но…

— Я кому сказал?!

Мальчишка исчез, не прикрыв за собой дверь…

— Не удержишь такого… — отвлекся от работы портняжка.

— Ну, если по-хорошему не понимает!.. — водила подошел к вагончику, плотно закрыл дверь и набросил на петлю замок… И вновь вернулся к машине…

Я втерся в землю… Я старался сдерживать дыхание, а сердце колотилось так, словно готово было вырваться наружу…

— Время поджимает… Надо ехать… — сказал водила через несколько минут. — Заканчивай…

— Дошиваю…

Зафыркала лошадь… Из зарослей к вагончику, с противоположной от меня стороны, держа вороную за уздечку, вышел, попыхивая трубкой, Маляма. Следом за ним выбрался с сигаретой во рту предводитель шатии-братии Череда… Нуты-футы… Ну и влип же я!..

— Наше почтение вашей компании, — поприветствовал людей Маляма. – На рыбалку к нам?..

— Отдыхаем, — ответил, поздоровавшись, тот, что был возле машины.

Череда, сунув руки в карманы, стал оглядывать легковушку. Человек, чинивший обувку, лишь на мгновение поднял голову, чтобы посмотреть на гостей, и вновь вклюнулся в работу.

— Вагончик для вас, что находка… — сказал Маляма.

— Удобно, конечно… Не надо палатку ставить…

— Тут когда-то строители жили… Собирались газопровод вести…

— Передумали?..

— Да что-то помешало… Вы из райцентра?..

— Нет, из далека… Из-за Урала…

Я присвистнул…

— Да, не близко… — сказал Маляма. — И чего ж так?.. Не нашли там места для отдыха?..

— Дела у нас здесь…

— Да какие тут могут быть дела?.. Предприятия развалены, колхозы разграблены… Может, в других районах по-иному, а в нашем – так… После войны такой разрухи не было…

Лежать без движения становилось невмоготу… Я повернулся, и подо мной, как мне показалось, выстрелил сук… Человек с обувкой и шилом в руках не обратил внимания, собеседники – тем более… Но почти рядом со мной без дела прохаживался Череда… Он, услышав «выстрел», застыл, вскинул голову, обернулся… И, конечно, увидел меня…

Я подхватился с земли и метнулся в кусты… Как бы не споткнуться!.. Как бы не упасть!..

— А ну стой!.. Не уйдешь!.. – Череда несся за мной. Он, видимо, намеривался слету наскочить на меня, сбить с ног, и легко разделаться со мной.

Я резко повернулся и решительно принял боевую стойку.

— Ну?!

Череда остановился, перемялся с ноги на ногу.

— Ну?! – повторил я.

— За нами следишь?.. – глаза его злобно сверкали.

— Мне надо?..

— А чего прятался?..

— Не твое дело!..

Череда не решался сойтись со мной один на один… Знал бы он, с каким страхом поглядывал я за его спину и прислушивался!.. По моему убеждению, приезжие не могли не встревожиться и не кинуться вслед за Чередой!..

— Убирайся! Не то… — пригрозил я, готовый сам в случае опасности дать стрекача.

— Попадись только, — огрызнулся Череда. – Я с тобой еще и за старое не рассчитался…

— Пошел ты! – выразив презрение врагу, я повернулся и сделал вид, что спокойно зашагал своей дорогой. Я был уверен, что Череда не кинется вдогонку… Но почему не встревожились приезжие?.. Ну, не подумали ж они, что Череда с дуру погнался за зайцем?..

Глеб и Димка с нетерпением меня ожидали.

— Видели? – спросил я.

— Видели, но издали, сам знаешь… Рассказывай… — заторопил меня Глеб.

— У них там Игорь!.. Тот самый, с которым мы подружились…

— Игорь?.. Из города?..

— Да, Игорь!.. Я не мог ошибиться… Он весь в бинтах… Его держат в вагончике, никуда не выпускают… И на нем клетчатая рубаха!..

Глеб и Димка ошарашено уставились на меня.

— Черт возьми! – вырвалось у Глеба.

Мы отошли подальше от опасного места, чтобы никто не мог нас обнаружить.

В голове была полная круговерть… Откуда взялся Игорь?.. Приехал к нам повидаться?.. Но почему не позвонил?.. Мы бы его встретили… Игорь живет неподалеку, в районном центре… Автобус пока два раза в день ходит из города в поселок и обратно…

Вчера Маша и тетя Оля видели Игоря, разговаривали с ним. Был бы Игорь в бинтах, нам бы они сказали об этом. Да и приезжие, когда мы встретились с ними в поселке, приметили на мальчугане только клетчатую рубаху. И получалось, что Игорь ходил по поселку в полном здравии. Что же потом с ним случилось?..

— Говоришь, избили и под замком держат?.. – недоумевал Димка.

— Я не сказал, что его били… Этого я не знаю…

— А вспомни, Серега, как водила грозился разделаться с пацаном!.. – нахмурился Глеб.

— И что, думаешь, это он его так?..

— Вполне!.. С горяча!.. Я думаю, приезжие план у него требуют!..

— Возможно…

— Не возможно, а точно!.. Игорь в поселке нас искал — не нашел… Решил, что мы рыбачим, и вышел к реке… Быть может, проходил мимо вагончика… Приезжие как раз и увидели его, и запомнили… И надо ж было им вместе столкнуться!..

— А Маляма чего от них хочет?.. – спросил Димка.

— Не знаю, — я пожал плечами. — Разговор при мне был ни о чем…

— Игоря они не отпустят, пока от него план не получат, — выдавил Димка.

— Может, отдадим?.. – сказал я.

— А как?.. – Глеб с тревогой уставился на меня.

И тут я вспомнил, что приезжие собрались куда-то в дорогу…

— И что ж ты молчишь? – накинулся на меня Глеб. – Надо спасать Игоря!.. Кто запомнил номер машины?..

Оказалось, что номер машины запомнил только я.

— Молодец! – хлопнул меня по плечу Глеб, будто совсем недавно и не попрекал меня вовсе. – Надо лететь в поселок!.. Участковый, быть может, на месте…

— Ага, — буркнул Димка, — участковый сейчас сидит в своем кабинете и нас ждет…

— Ждет – не ждет… Но все равно надо что-то делать!..

 ДОЛГО ВЕРЕВОЧКЕ НЕ ВИТЬСЯ

Глебу взбрело в голову завернуть домой.

— Сынок, — обратилась к нему мама, — почисти картошку, а ты, Сережа, — сказала мне, — смотайся-ка в магазин за хлебушком, — и протянула мне деньги. — Можешь купить мороженого…

Глеб взмолился:

— Мама, нам некогда!.. Я думал, отец дома… Мы отлучимся… Мы не надолго…

— Ну, и будете обедать без хлеба…

— И ладно, мам… Обойдемся…

— Ты, сына, может, и обойдешься… А что отцу скажем, когда с работы на перерыв подойдет?..

Глеб вздохнул и повернулся ко мне.

— Сходи, Серега, в магазин, — попросил. — Раз надо, так надо… А мы быстро управимся и вернемся…

В магазине было многолюдно, и я занял очередь за тетенькой… Хлеб еще не подвезли, но из разговора покупателей я понял, что машина подъедет с минуты на минуту… А потому обрадовался — не придется долго ждать…

В поселковом магазине, когда стоишь в очереди, оказывается можно узнать чуть ли не все новости… И о том, что происходит в стране и за рубежом… И о том, что показали по телевизору, напечатали в газетах… Но об ситуации в районе, конечно, особый разговор…

— Дожились… Свою пекарню развалили и теперь хлеб везут из соседнего района…

— Скажи спасибо таким, как Наперсток… Прихватизировали, привели нас к краху, и им ничего за это…

— Корреспондент из Москвы приезжал, разбирался…

— А что толку?.. Статью напечатали, а никого не наказали…

— Ну, не скажи… Наперсток, гляди, присмирел, перестал лес грабить… А то было разошелся… Налево-направо, как у себя дома…

— Ну и что?.. Еще за что-нибудь возьмется…

— Да ему больше некуда кидаться!.. Всюду все развалено!..

— Ну, некуда, так некуда… Наперсток не пропадет… Ему хороший доход угольный склад дает… Будет в районе газ – не будет, никто этого не знает… А вот без уголька мы не обойдемся…

— А ты не слышал, что говорят?.. Говорят, что Наперстку скоро не видать и угольного склада…

— Отнимут?.. Ну, и хорошо… Видать, не зря все же корреспондент приезжал…

Мне было приятно, что поселковые люди добрым словом поминали моего отца. Значит, не напрасно побывал он здесь в качестве специального корреспондента столичной газеты… Надо ему написать об этом в письме… Папа, когда уезжал из поселка, мне так показалось, остался недоволен своей командировкой. Прощаясь с нами, он с грустью сказал отцу Глеба, что подобная обстановка во многих регионах страны, и вряд ли его публикация в газете выдаст большой резонанс… Оказывается, выдала!.. Как здорово!.. Вот отец обрадуется, когда ему сообщу!..

Тем временем подвезли хлеб, быстро его выгрузили. Продавщица стала обслуживать покупателей, и очередь двинулась…

— Смотрите, кто к нам пожаловал!.. – услышал я восклицание. – Сам Сорокин…

— Где?.. Где?.. – оживилась очередь.

— Да вон, в окно глядите… На лайбе подъехал…

Я увидел, что к магазину подкатила иномарка. Распахнулась дверка и из кабины выбрался коренастый человек в сером костюме.

— Будь ты неладен!..- обронил кто-то в наступившей тишине. – И как земля тебя носит!..

— И, поди ж, не стыдно ему нам на глаза показываться, — отозвался кто-то.

К человеку в сером костюме подошли двое, вышедших с покупками из магазина.

— Нашли, с кем советоваться, — неодобрительно буркнула женщина, стоявшая впереди меня.

— А кто это? – спросил я у нее.

— Ну, кто ж еще?.. Наперсток… — услышал в ответ.

Очередь продвигалась, и я продвигался вместе с ней, посматривая в окно… Хотелось разглядеть и запомнить этого коварного человека: не страшного на вид, но подобного Мамаю…

Наконец, он вошел в магазин… Прямо с порога приветливо поздоровался, одарил всех нас теплой улыбкой…

Стоявшие в очереди поздоровались в разнобой… Ну, сейчас, подумал я, и достанется ж ему!.. Не возрадуется!..

— Проходите, Аркадий Павлович, — обратила на него внимание продавщица. – Давненько к нам не заходили…

— Ничего, я в порядке очереди, — успокоил ее Наперсток.

— Проходите… Проходите… — оживилась очередь. — Чего уж…

Наперсток подошел к прилавку.

— Спасибо, — поблагодарил он, одаривая всех той же приятной улыбкой. – Здоровья вам, благополучия…

— И вам того же… Мы рады вас видеть… Спасибо, что не забываете… — посыпалось из очереди.

Я удивился: люди только что чихвостили Наперстка, а теперь его приветствуют…

— И чего желаете, Аркадий Павлович? – спросила продавщица.

— Как-то неудобно, — застеснялся он. — Отпустите хотя бы бабушку…

— Да что ты, батюшка!.. – отодвинулась старушка. — Мне спешить некуда, а у тебя дела… Бери, что тебе надобно…

Наперсток протянул деньги.

— Мне две бутылки водочки, хлебушка, по полкило колбаски и сырка, а на остальные конфет…

— Каких?

— Всяких, но подороже…

— Вам в пакетик?..

— В два… Конфеты отдельно…

Продавщица взвесила товар, разложила по пакетам.

— Пожалуйста, — произнесла кокетливо, поставив покупки на прилавок. – Приходите к нам еще…

— Да… Да… — поддержала ее очередь. – Заглядывайте почаще…

Продавщица вопрошающе уставилась на старушку:

— Заснула, бабка?.. Чего тебе?…

Наперсток взял в руки увесистый пакет с конфетами и подошел к малышкам, которые сидели у стены на дощатом ящике, ожидая маму из очереди.

— Возьмите, — протянул девочкам сладости. – Тут всем хватит… Поровну раздайте ребятишкам… И тем, кто в магазине, и тем, кто ожидает родителей на улице… Можете угостить подружек…

Наперсток вернулся к прилавку, взял свой пакет с покупками.

— До свидания… Всем всего хорошего, — попрощался и направился к выходу.

— До свидания, — ответила продавщица.

Очередь промолчала.

Возле двери Наперсток остановился и обернулся.

— Могу поспособствовать с газом… — сказал. — У меня есть сейчас такая возможность… Газопровод всем нам нужен…

Он вышел. Когда иномарка отъехала от магазина, стоявшая впереди меня женщина толкнула своего соседа.

— Газ обещает провести, что ли?.. – спросила.

— Так я ж вам говорю, что у него нелады на угольном складе! – отозвался кто-то.

— С чего бы?..

— Не знаю…

— А я, как бы там ни было, все равно не верю его обещаниям… — сказал мужчина, которого отоваривала продавщица. — Ни чести у него, ни совести…

— А сам лебезишь перед ним… — поддел его человек, стоявший позади меня.

— Кто?.. Я?..

— А кто же?.. Я видел, как ты руку тянул, чтобы с ним поздороваться…

— А ты?.. Ты-то чего не плюнул ему в рожу?.. Все мы – блюдолизы: в глаза – одно, за глаза – другое…

Очередь взорвалась:

— Кто это мы?..

— Да вы слышали, что он сказал?..

— За себя отвечай!.. Чего на других пальцем пырять?..

Очередь загудела, словно опрокинутый улей с пчелами.

Я купил хлеба и мороженого, вышел с пакетом из магазина. Я заторопился, потому что слишком уж задержался…

На перекрестке по обыкновению огляделся… И замер, увидев красную легковушку возле здания сельсовета… Похожа… Но та ли?.. С замирающим сердцем подошел поближе и увидел знакомые номера…

Ура!.. Задержали!.. И поделом!.. А то, ишь ты, нагрянули к нам за тысячи километров и вытворяют, что хотят!..

Возле сельсовета никого не было. Я подошел к зданию, потоптался возле крыльца и поднялся по ступенькам… Если бы кто-то спросил, что мне здесь нужно, я бы, наверное, и не ответил… Но я твердо знал, что уйти, ничего не выяснив, я не могу…

К крыльцу на мотоцикле с коляской подкатил участковый милиционер. С папкой под мышкой он спешно забежал на крыльцо, на мгновение окинул меня равнодушным взглядом, и скрылся за дверью.

Я потихоньку зашел в коридор… Первые две двери были закрыты, следующая, последняя, приоткрыта и оттуда доносились голоса… Я крадучись направился к ней… Интересно, кто там еще?.. О чем идет разговор?.. В кабинете я увидел сидевших за столом главу поселка, незнакомого мне человека, водителя красной легковушки, Алексея Петровича… Остальных людей, кто находился в кабинете, прикрывала от меня дверь…

В коридор вышла женщина.

— Что тебе, мальчик? – спросила.

— А пацана там нет?

— Какого пацана?..

— Ну, в бинтах… В клетчатой рубахе…

— О чем ты?.. Ну, какой там может быть пацан?.. Взрослые свои проблемы решают…

— А что у них там?..

— Ну, мальчик, ты даешь… Откуда взялся такой прыткий?..

Я вышел на крыльцо… Походил возле машины и мотоцикла, не зная, что предпринять… И чего, дурень, заторопился к кабинету, где шли разборки?.. Надо было потихоньку зайти и постоять в коридоре… И не вышла бы женщина на мои шаги… И услышал бы я, о чем там говорят…

Делать нечего, и я поспешил домой, к ребятам… Мне было совсем не понятно, где может быть Игорь… Если незнакомцев схватили, то и Игорь должен быть с ними… Как потерпевший… А может, вдруг осенила мысль, его отвезли в больницу?..

Возле дома Маши я приостановился… Прошел вдоль изгороди, надеясь увидеть Машу в огороде… Никого… Во дворе – тихо… Я ступил к калитке и нажал на звонок… Конечно, затаив дыхание, я поглядывал на дом Глеба, который хорошо был виден… Как бы ребята, утомленные моим долгим отсутствием, не вышли мне навстречу!.. Как им тогда объяснить, чего я тут?..

Скрипнула дверь, и я услышал стук каблучков – это Маша сбегала с крыльца во двор… Сердце у меня замерло и заколотилось… Шаги – к калитке… Я достал из пакета пачку мороженого, завел руку с ним за спину…

Распахнулась калитка.

— Ой, Сережа… Я так рада, — засияла девочка. – Проходи…

Я замотал головой…

— Что-то случилось? – насторожилась она.

— Да нет…

Я почувствовал, что щеки мои запылали…

— Ты заболел?.. У тебя температура?..

— Да нет…

— А чего? – прошептала Маша.

Я протянул ей мороженое.

— Это тебе, — сказал я и облегченно вздохнул, словно сделал невероятно трудную работу…

Я еще будучи в магазине намерился угостить Машу мороженым, но тогда я думал, что просто суну ей в руку лакомство и — все дела… А, оказалось, не так уж легко это сделать, но зато, какая это радость!..

— Спасибо, — заулыбалась Маша, но тут же спросила. – А тебе?..

— Что мне? – я будто ее не понял.

— Ты же свое мороженое мне отдал…

— Свое я уже слопал…

— Не обманывай, — не поверила девочка и предложила. – Пополам?..

Я отказался.

— Посидим на лавочке, — предложила Маша.

Я замотал головой.

— Мальчишки ждут? — улыбнулась

Я кивнул…

— Но я же, Сережа, вижу, что тебе не хочется уходить…

— Но надо, Маша… Очень надо… В другой раз…

А помнишь, вчера ты обещал мне что-то рассказать?.. Тоже в другой раз?.. Ну, тогда беги…

Пока шел к дому Глеба, я несколько раз оглянулся… Маша смотрела мне вслед, махала рукой… Заполучить бы у нее ее фотку!.. Хорошо б… Но как и где ее хранить, чтобы не попалась на глаза Глебу?..

Тетя Оля не стала выпытывать, почему я так долго задержался.

— Хлеб поздно привезли?.. Народу было много?.. – спросила, а ответа не потребовала. – Садись за стол, пообедай…

— А ребята где? – удивился я, и растерялся. – Снова уехали?.. Куда?..

— А они и не появлялись, — вздохнула тетя Оля. – Ты знаешь, где их носит?.. Они тебе не говорили?..

Я неопределенно пожал плечами. «Может, — подумал, — они поехали проводить Игоря до больницы?»…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники