На поводу у чужой лени

Опубликовано в автором Просмотров83

Месяц назад я переселился на новую улицу и теперь возвращаюсь с работы домой вместе с начальником отдела. По пути нам.

А идти с ним — одно наказание. Мороз дерет за уши. Поземка бьет в лицо. Погода не для прогулок, а Петрович, как назло, ступает не спеша. Не сказать, что улицей любуется. И головы не поднимает! Не сказать, что закаляется или же ему меньше холодно, чем мне. И шапку надвинул, и шарфом обмотался, и руки глубоко в карманы засунул. А как съежился! И разговоры между нами — ни о чем. О пустяках всяких…

Но я терплю. В моих же интересах. Недавно, по дороге, Петрович обмолвился как бы между прочим: «Не вовремя уволился заместитель… Кого б поставить — ума не приложу». Он, правда, тут же повернул разговор на другую тему, да я не дурак, сразу смекнул: мне хочет предложить. Но почему не решается? Присматривается, что ли?

Подходим к перекрестку, где Петрович каждый раз держит меня как минимум сорок минут. Основной людской поток уже схлынул. Торопятся в тепло и редкие прохожие. И нам бы расстаться, да Петровича, чувствую, опять не тянет домой. Становится в затишек у забора — на наше привычное место, и как ни в чем не бывало продолжает свои тары-бары. Не слушаю почти. Расстроено топчусь на пятачке, раздраженно обзывая себя тряпкой. И неудобно первым подать руку начальнику, чтобы проститься поскорее. И про повышение совестливо спросить. А может, осеняет мысль, он ждет, когда я приглашу к себе?! Ждет этого давно, а напроситься стесняется!..

— Ко мне заглянем?- нерешительно предлагаю я.

— Нет-нет,- отмахивается Петрович,- Давай тут постоим. Еще немножко,- он смотрит на часы на руке.- Уже за половину седьмого перевалило. Постоим, а?

— Как хотите,- пожимаю плечами,- Хотя…- держу свою линию, зная, что порядочные гости всегда сначала отказываются. — В такую погоду и по сто граммов не грешно…

— Да что ты!- удивленно таращится на меня Петрович.- Я даже пива не пью. И тебе не советую. От водки и вина человек деградируется.

— Не подумайте! Я не пью,- спохватываюсь я.- Это я просто… Так говорят, когда очень холодно. У нас дома и не бывает. Зачем?

-Да-да, я знаю,- согласно кивает головой Петрович.- Сегодня,- он начинает учащенно притоптывать ногами,- один знакомый встретился, на работу просился.

— К нам?- я подскальзываюсь и чуть было не сажусь в глубокий сугроб возле забора.- И вы берете его?

-Да нет,- не попадая зуб на зуб, произносит Петрович.- По специальности не подходит. Учить надо. А когда?

— Разумеется,- подхватываю тут же я,- Работать надо. Учиться, конечно, тоже нужно… Я вот самостоятельно… Хорошие работники уже сегодня нужны. Правильно говорю?

— Таких бы нам побольше, как ты.

— Да я… Что я?.. — незамедлительно скромничаю, зная, что именно так и набивают себе цену.

— Да брось,- Петрович дарит мне улыбку, от которой на улице становится теплее,- Уж сколько лет мы вместе работаем! Я то тебя знаю. Исполнительный. Аккуратный. Грамотный. Дисциплинированный. Что еще для специалиста нашего профиля надо?

— Что правда, то правда: дело я знаю,- смелею неожиданно для самого себя.- Но во мне заложены еще большие возможности, способности! Честное слово. Вы увидите. Я…

Петрович ни с того ни сего, будто спохватившись, отходит от меня, выглядывает за угол на свою улицу.

— Вы домой?— ахаю я, догадываясь, что переборщил, перехвалился… Вот дурак!

— Нет-нет, остаюсь,- успокаивает Петрович,- минут десять еще можно… Постоим. О чем мы говорили?

— Я… У меня одно предложение есть,- не могу от волнения найти подходящие слова,- Наш труд… Ну, как это… Совершенствовать немножко можно. Я давно хотел вам сказать, да как- то…

— Ты о работе?

— Мы с документацией…

— Не надо, не надо. О работе — на работе, — Петрович пуще прежнего вжимает голову в воротник пальто. — Мне пора, кажется,- он опять выглядывает за угол,- А то и я продрог здорово, и тебя задерживаю. До свидания. До завтра. Ты для меня — больше, чем друг.

Я благодарно смотрю Петровичу вслед. Не ухожу до тех пор, пока он не добегает до своего дома, над крышей которого уже курится из трубы дымок.

Не иду домой, а лечу. Размечтался: сначала повысят в должности, потом заметят выше, а к этому времени я как раз поступлю в институт и закончу его. Еще я буду молод, когда стану большим начальником, у меня будет машина, дача, женщины…

С женой сталкиваюсь на калитке. Она выходит с пустыми ведрами навстречу. Злая — презлая.

— А, заявился наконец,- презрительно щурится она и укоризненно качает головой,- И за кого я замуж-то вышла! И головы-то у меня не было! Срам-то какой!

— Катя,- не понимаю я. — Катюша! Что ты? Я тебе новость принес. С Петровичем разговаривал. Послушай…

— Что слушать-то? Что слушать? Настасья Мартова недавно приходила… Весь район над тобой смеется!

— О чем ты, Катя? Погоди ругаться,- перебиваю я.

— О чем? Да ты у Емельяна, Настиного мужа, спроси. Он тебе объяснит.

— Я не пойму…

— Начальник-то твой раньше с Емелькой дружил…

— Ну и что?

— А то, дурная твоя башка, что раньше Емельян провожал домой твоего Петровича. И тоже по часу топтался вместе с ним, на перекрестке.

— Почему?- в полном недоумении и растерянно спрашиваю я. — Его на работу уговаривал? К нам? Да какой из Емельяна специалист?.. Ну, ты и даешь!

— Это ты даешь. Не в работе дело. Начальник-то твой — лодырь. Он чего домой не торопится? Да ждет, чтобы жена первой пришла, чтобы золу выгребла, дров и угля из сарая принесла, печку растопила!.. Емелька его быстро раскусил, а вот ты…

— Я сейчас воды принесу. Я печку растоплю…- хватаюсь за ведра, пытаясь забрать их у жены.

-Ну, милый… Я уже давно без тебя в этих делах обхожусь, — отстраняется она от меня и тяжело вздыхает.- А я тебя жалела, думала, у вас там работы Бог знает сколько. А ты, оказывается, на поводу у чужой лени… Сильна же лень! Крепче мороза.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники